Художник Леонид Канделарис - измышления, стихи - Радужный вечер, Медитация ЯН, Медитация ИНЬ

Форель

Последнее время я живу с псом Роджером и котом Стэнфордом. Собаку привела дочь, ещё маленьким щенком, через несколько лет принесла котёнка, я его сразу полюбил, а может это он сразу полюбил меня, прыгнул на плечо, мяукнул и мне стало хорошо от присутствия маленького мягкого тёплого существа. Собака выводит меня на прогулки. Время от времени я пишу картины. Когда есть холсты. Всё зависит от денег, последнее время они бывают у меня редко, картины не очень продаются, заказы бывают не часто. Кое-как перебиваюсь, но накормить животных всегда есть чем. То дочь привезёт корм, то гонорар какой-нибудь получу. Вот так и живём.

Неожиданно звонит Марина, двоюродная или троюродная. Я давно её не видел, она живёт в Подмосковье. Хочет приехать, так как уже находится в городе по делам, и только что освободилась.

До этого, вчера, я попал в неприятный расклад: принял успокоительных таблеток (вечный стресс), потом попал на презентацию в один выставочный зал, меня часто приглашают и я их соответственно на свои открытия выставок. Как водится на презентации, нарубился бухла, да ещё на голодный желудок. Под кайфом окучивал всех симпатичных женщин, давал все визитки, брал визитки у них. В общем было весело. В России жить-по-русски пить! Мужиков на презентации было почему-то мало, ну, я развлекал и развлекался за всех. Меня, незаметно, здорово потащило. И вот, спускаюсь в метро с одной из тётушек, проехав пару остановок отрубаюсь в ноль…

Открываю глаза: белый потолок, взгляд в сторону-коридор, двери палат с номерами. Больница! Я лежу на койке в коридоре, в низу моя одежда и кроссовки. Пошарил по карманам. Всё на месте, кроме паспорта, часов и вязаной шапки. Мимо проходит санитар. Спрашиваю, где часы и паспорт.
-Паспорт у медсестры, она сейчас придёт, а часов у тебя и не было.
-А где я нахожусь?
-Больница N, рядом метро" Павелецкая."

Начиналось холодное утро, я забрал у пришедшей на работу медсестры паспорт, вышел из больницы и поехал домой, благо в кармане нашлись чудом уцелевшие деньги на дорогу. То, что я был в ушибах я почувствовал дома, принимая душ, стал мыть голову-больно, смотрю:синяки по всему телу. А так ничего не болело, было жалко часов, CITIZEN, сапфир, титановые. Я их очень любил и гордился ими.

Сначала я позвонил младшей дочери, рассказал о случившемся, та сообщила старшей. Она позвонила и приехала, привезла поесть и попить, пить хотелось страшно. Пыталась отвезти меня в травмпункт.

-Вдруг у тебя сотрясение мозга?!
-Да хрен с ним, я ничего не чувствую, всё нормально.
-Ты не убивайся из-за часов! Главное жив остался. В Москве становится опасно и в метро. Все приличные люди ездят на иномарках, я тоже скоро возьму себе,- сказала она, тряся меднокрашенными кудрями. Я благополучно отговорил её от путешествия в травмпункт и она уехала. Тут приезжает Марина, троюродная, в чёрных брюках и вязаной кофте, энергичная, боевая. Она живёт за городом с мужем и кучей детей. Привезла какие-то плюшки. Попили чаю, показал ей свои работы. Она заговорила мои ушибы молитвой-заговором: На синем море, на белом камне сидят три сестры: Дарья, Марья и Бел-Белила. Травмы и воспаления на голове заговорила, всё на место становила, молитвой закрепила раба Божьего. Аминь. Девять раз.
Поддержала морально:-с этим случаем ты очистился от чернухи!
Оставила мне денег:-если что надо, звони.-И уехала.

А я, погуляв с собакой, пошёл в магазин "Копейка" с сумкой на плече. Иду себе по весеннему, покрытому талым снегом и лужами асфальту и вижу блестящую форель на тротуаре. Вначале я прошёл мимо (не поднимай ничего с земли! Это закон.) и вдруг оглянулся на рыбу. Мимо взад-вперёд проходили какие-то прохожие, казалось, не замечая форель. Да, это была форель, не очень большая, но и не маленькая… И вдруг я вернулся к ней, схватил и положил в пакет, который запихнул в сумку.
Серебристая, она была свежая, не замороженная, с судорожно открытым, задыхающимся ртом.
Я почувствовал её мягкую тяжесть в руке, когда засовывал в сумку. Зачем? В крайнем случае кота Стэнфорда накормлю. И пошагал в магазин. Потратив все деньги я еле дошёл до дома.
Сумка и пакет набитые едой и пивом тянули вниз. Страшная усталость. И вот я у себя. Выложил продукты, открыл жестянку с пивом. Устал. Поесть бы. Уже и кружку достал. Что всё-таки делать с рыбиной? Хлебнул пива. Помыл, отрезал голову, часть хвоста и кинул коту, ожидавшему на подоконнике. Он с урчанием принялся есть. Почистил, порезал на куски и положил в сковородку, где начинало кипеть масло, смешанное с соевым соусом. Добавил мелко шинкованного чеснока.
Всё получилось очень быстро. Раз-два и рыба готова. Я вообще люблю всё делать быстро.
Жалко что Амалия не может приехать сейчас, разделить трапезу. Съел половину, запивая пивом из большой прозрачной кружки, дал кусок собаке… Никогда ничего не поднимаю на улице, но тут я увидел перст Божий и поднял, взял эту форель. Что будет дальше?


" Билл"

Конец шестидесятых, начало семидесятых. Помню с чего это всё началось. заходил к нам на работу один парень из соседнего дома. Район был престижный и дом, где жил Билл был очень престижный, сталинской постройки. Сразу было видно-Билл из приличной семьи. Я тогда обращал внимание на одежду и обувь, и сейчас обращаю. Билл был одет на мой взгляд правильно: настоящая куртка "Levis," настоящие jeans " Lee,"на ногах правильная полуспортивная обувь. Ну и речь правильная, речь мальчика из интеллигентной семьи. Наверное отец- профессор, а мать-врач.
Так оно и оказалось.Незаметно мы подружились, сначала на почве музыки,Пожалуй интерес к дискам связывал нас больше всего. Я даже поменял свой проигрыватель на более дорогой, навороченный, потом и усилитель, потом колонки. Ну ещё барахло, правильное барахло.
Иногда подфарцовывали, правда я больше и чаще чем он. Мы были примерно одного возраста. Ну, я на пару лет старше. Но это не имело значения.

Как-то он пригласил меня к себе домой. Большая квартира, высокие потолки, дубовый паркет.
Он был единственный сын в семье. Вего комнате было уютно: кровать, письменный стол, проигрыватель, большие напольные колонки, шкура белого медведя на полу. На стене плакат "Jetro Tull." Везде виниловые диски в ярко оформленных конвертах.

Врубили " Бэнд оф джипсиз " Хендрикса. Меня укачало так, что когда бабушка позвала нас на кухню обедать, я не смог подняться с пола. Слушали мы естественно на полу. Резонанс ломовой!

Он всё время менялся дисками, иногда покупал, редко продавал. Подключил в этот поток и меня.Кстати, он подсадил меня на раннего Стиви Вандера. В Москве тогда его никто не слушал: не знали. Потом reggae: Jimmi Cliff, Bob Marley … Я стал как и Билл ходить с сумкой или пакетом, набитыми дисками. Но чаще мы ходили вместе. Да и послушать можно иногда вместе. До этого я привык слушать один, погружаться. Неплохо обмениваться впечатлениями. Появились девушки.
Из института, Потом их знакомые. Домой он их не приводил, боялся родителей.

Как-то мы не виделись около месяца. Потом случайно встретил его на проспекте. Всё так же одетый, но какой-то приглушённый, позеленевший.
-Что с тобой?
-Да вот, переслушал, было 20 дисков, надо было отдать через неделю, ну я и переслушал,
Вертак почти не вырубал. Давление теперь упало или подскочило. Мать вызвала врача, оформили
академический отпуск в институте, это на год. Сейчас отправляют в санаторий, в Крым.
-Ну ничего. Здесь сейчас похолодает, а в Крыму будет тепло, опять же крымские вина.
-Да, так будет лучше.
-Ну пока! Вернёшься, позвони, отметим.
Вернулся, отметили. Я тогда торчал от" Moody blues." Время мы проводили нескучно. Потом мы все подсели на" Pink floyd."

Как-то один наш знакомый, Саша, ушёл из дома, что бы жить с приятельницей, снял где-то на окраине квартиру. Мы стали по выходным тусоваться там. В первый раз, набрали дисков, вина, еды и поехали. Проезжая через центр встретили знакомых особ женского пола, взяли с собой.

Вот мы и на флэту у С аши. Зашли в комнату, разгружаем сумки, садимся. А в это время, на кухне Билл и Саша потихоньку заливали содержимое ампул с пипольфеном (пипольфен-лекарство от морской болезни) в откупоренные бутылки с вином…

Сидя и полулёжа на диване, мы попали в резонанс с музыкой. Я и сейчас помню диски, которые там были:" The Grateful Dead," Rod Stewart " Atlantic crossing," " Middle of the road " Три разных диска.
Стало потихоньку раскачивать. Я закрыл глаза. Передо мной в открытом море шёл полным ходом трёхмачтовый бриг, под полными парусами, я разглядел также жерла пушек, мачты, такелаж…
Вдруг я услышал звон колоколов, но почему-то внутри, у себя в голове, он был мелодичный, негромкий, какой-то хрустальный…

Я открыл глаза и огляделся. Рядом храпела Ира Strong,здоровенная тёлка лет восемнадцати-двадцати, в чёрных Lee. Всё время её можно было видеть в " Трубе," в компании доморощенных хиппи. С другого бока, Майкл, в обнимку со своей вечно мятой, но симпатичной подругой Наташей.
На полу, на ковре расположились две подруги-лошадки из Института Физкультуры, Флора и Фауна.
И вдруг, кто-то, смеясь, стал кидаться винилом. Никакого благоговения перед фирменными дисками, родными! Да и голову можно раздолбать летящим диском! Если попасть! И всё это под безумно-весёлый смех. Сколько мы смеялись не помню…

На следующий день Билл припилил ко мне на работу. Спросил о моих ощущениях. Я рассказал.

-Пипольфену мы всем подлили,-сообщил он.
-А я думал только им,-обиделся я.-Ты бы меня предупредил, я бы к ощущениям прислушался.
-Ну прости, так уж получилось. Но всё-таки здорово вчера было.
-Неплохо.
-Отпросись на пару часов, пойдём посидим в баре или в буфете каком-нибудь, благо их здесь полно, вермута попьём с соком.
-Я могу и на весь день отпроситься, ради такого дела.
-Ну гуд. Пошли. А Иру со Светкой возьмём?
-Да ну их, надоели. Лучшие тёлки-новые. Бывает душевно и без них. Можно о главном поговорить.
Ха-ха-ха! Манфред Манн новый вышел!
-Да, о сокровенном. Ха-ха!
-Вот именно! Ха-ха-ха!

-Потом получилось так, что мы около года не виделись. Я решал свои проблемы, он свои.
Спустя некоторое время кто-то, не помню кто, сообщил: Билл окончил институт, женился,
купил " Жигули "и пропал.


Георгий

Дззз-дззз-дззз! А вот и Наташа Пятигорская 1980 г.р. рост средний, размер 48, обувь 36, вся в чёрном, только беретик ало-красный.
-Поздравляю с увеличением размера груди, Наташа!-Про себя: а вот сзади ничего увеличивать не надо! Прямо бразильский карнавал какой-то!
-Поставь в морозилку!

Вот уже три месяца пьём почти каждый вечер. Сейчас утро, не раннее и не позднее.
Я уж думал, она исчезла куда-то. Не тут-то было! Что им всем от меня надо? Упаси, Боже от объединения судеб! Так, покувыркаться и посмеяться после, и всё. Она это знает. И всё-таки решила пойти вампирическим путём, уже и пельмени сварила, пиво открыла, хозяйственная, глаза блестят. А, да ты, девушка, пьяна! Ещё со вчера, видимо. На ней комплект чёрного кружевного белья: трусики какие, чулки. И вот всё это свалено в кресло…

Ах, ментальность--генитальность!
Ах, Тбилиси-Мицубиси!
Ах, как это! Хотелось бы продлить но…

Дзы-и-и-инь! Дзы-и-и-инь! Опять враги творчества!

Давай-ка ещё выпьем! За что? Риторика! За нас! Что у нас общего? Риторика! Ничего!
И быть ничего не могло! Ну дала мне. Ну и другому тоже бы дала…
У меня на лбу что-ли, запечатлена гениальность?

Ах, брутальность-маргинальность-гениальность!

Хотя, если форма-выражение идеи, то да! Ну ещё, я обаятелен в свои " после 50,"
покладист (пока мне это нужно). Но им-то откуда это знать?! Может звериным чутьём?
И вот продолжается, почти три месяца. Хорошо бы переключиться на другую, вот, все смотрят на меня, моргают и вслед. Но, такая лень, может следующую?

Босх с ними, пора продолжать традиции Русского Авангарда начала двадцатого века.
Несмотря на очередные проблемы с источниками финансирования. Лихорадочное желание всё упорядочить, хотя бы на холсте!

Вот тут,кажущиеся правильными, прямоугольники и квадраты, которые, на самом деле не
прямоугольны и не квадратны. Залитые одним цветом и тоном поля, но не поля и не одним цветом и тоном, просто пятнистые бесформенные поверхности и, конечно, линии. Якобы прямые, но совсем не прямые они, то утолщающиеся, то становящиеся тонкими, и наконец, по странной прихоти художника внезапно прерывающиеся…

Дзы- и-и-инь! Городской! А вот и они-враги творчества! У меня же руки в краске (кадмий
жёлтый средний), пришлось растирать пятно на холсте пальцами!
-Надежда Дмитриевна! Буэнос диас! Как сестра Вера? Как тачка?
-Опять ты занят! Опять ты пишешь свои картины!-Она в каком-то ревностном раздражении.
-Ну ведь это прекрасно, я опять пишу, останавливать процесс не хочу, всё писал бы и писал, хватило бы холстов.

Видимо хочет припилить ко мне домой, где она ещё не была, и не будет! Не пущу!
Потом не избавишься… Если бы хотел, завалил бы, не спрашивая: можно или нельзя.
Ну уж нет! Всё подкатывала ко мне с заказами, с подарками, теперь вроде я обязан…
Что, я обязан? Чем? Художник никому ничего не должен, и ему никто ничего не должен!
Ну да, опять проблемы с источниками финансирования. Что будет дальше? Завтра, послезавтра? Лучше не думать. Все вопросы или не решаются или решаются конструктивно.

Ах, спагетти-Джакометти!

Дзы-и-инь! Дзы-и-инь! Городской! Курлык-мурлык! Курлык-мурлык! Сотовый! Хоть бы кто по делу! Выставка не повредила бы! Каталог издать! Рыбы хочется поесть, жареной, форели какой-нибудь, или трески. Какие ещё бывают рыбы? Осетрина, севрюга! Да ну её к чёрту!
Пора вычеркнуть еду из категории ценностей. Лучше женщины, прослушивание CD готических групп, одежды купить и обуви дорогой…Но всё это у меня уже есть. Ничего,
пусть будет ещё! Опять звонок! Ну кто там ещё? Подходить или не подходить?

-Марина! Привет! Как в галерее?
-Ты что, прячешься откого? От долгов? От тёлок? Я ещё должна тебя искать?!-Лёгкий кавказский акцент, ударяет на"а." Из твоих трёх две взяли.
-Кто?
-Кто надо, тот и взял, приезжай за евро.

Марина из галереи АБС, я как-то расшифровал: Академия бессистемной субкультуры.
Армянской красавице под 50, выглядит на 35, маленькая, худая, любительница коротких платьев и брильянтов, крашеная блондинка, волосы отливают фиолетовым оттенком-проделки голубого визажиста- стилиста Владика. Общается с богатыми, любит навязывать своё мнение клиентам и художникам. С тех пор, как поставила мои работы мы приятели.
Расслабляться с ней нельзя! Впрочем,её устраивает процент, меня тоже.

Да, не зря я просил св. Георгия, как попрошу у него что-нибудь, получаю. Иконка стоит на полке с CD. Рядом Пантелеимон-Целитель. Ну что ж, сейчас всё оставлю и поеду. Нет,
чуть подкрашу картину. Деньги приличные, но спасут ди они моё положение? Как не
хочется ехать, вот сварю кофе и обязательно…


Сувари-Понк в пути

Отстояли в очереди на исповедь в новом маленьком храме. Я причастился, Амалия тоже.Я с трудом доковылял до остановки троллейбуса (ныла поясница) и сел на скамейку. Рядом киоски. Амалия пошла по кругу мимо киосков. Рядом с витриной ближайшего из них шнуровал маленький мужичок, под 60, в кожаной куртке, бежевых брюках и ботиночках ЭККО.
Достал из кармана прямоугольный чуфырь и приложился. Я подумал:-Что в чуфыре? Вроде бы водка, жидкость прозрачная, да и чуфырь водочный.
После глотков мужичку захотелось общения. Он подошёл к тётушке лет 50 ти, прилично одетой, с косметикой на лице.
Она вежливо, но молча выслушала приглашение к разговору на троллейбусные темы, потом исчезла.
Шнуруя туда-сюда, старичок, кстати на голове у него была кожаная бейсболка, а на коротком круглом носу очки в позолоченной оправе, подошёл ко мне.

-Где дама, которая только-что была с вами?
-Это не дама, это моя дочь, а вот и она!
Амалия завершила очередной круг мимо киосков.Достал какой-то пакет, то-ли чипсы, то-ли соломка какая-то.
-Угощайтесь,-протянул нам.
-Спасибо,-отказалась Амалия.
-Спасибо,-отказался я, подумав про себя:-соломка-то без пивы не полезет!

А тут и долгожданный троллейбус подкатил. Надо сказать, толпа на остановке собралась приличная, человек с 10 будет.
Часть из них, увидев толкотню у входной двери рванула к задней, выходной, из которой вяло вылезали немногочисленные прибывшие. Я стал подниматься в троллейбус, вернее на первую ступеньку. Перед турникетом стояло человек 5, в их числе и Амалия.

-Почему не проходят?
-Да там некуда проходить,-сказала мне рыжеволосая, стоявшая рядом тётушка. Салон был забит под завязку.
Старичок стял за мной, но на тротуаре. Он слегка возмущался.
-Вот поставили турникеты, народ давится, неудобно.
-Начальство нас не спросило! От нас ничего не зависит.
-И дверь могли бы сделать в два раза пошире,-это он к азиатского вида водителю, восседавшему за рулём в оранжевом жилете
дорожного рабочего.
-Да вы отстаньте от водителя-то,-сказала тётушка,-он-то здесь причём?
-Вы входите или нет?-Спросил раздражённо водитель. Я заметил, что у него и бейсболка оранжевая. Он закрыл дверь, щёлкнувшую позади меня. Мужичок остался стоять на тротуаре, крикнув в закрытую дверь,-а меня пустите-то!

-Человека забыли,- расстроилась рыжеволосая тётушка. Амалия прочла на таблице, что на водительской двери фамилию: Сувари-Понк, и молча ткнула в неё пальцем, посмотрев на меня. А троллейбус покатил к следующей остановке.


Исповедь Пограничника

Вся комната заставлена исписанными холстами, многие в рамах, готовые картины.
Высокие 3х полосные JBL, усилитель YAMAHA, DVD-плеер, большое, полуразвалившееся кресло в углу, рядом кровать, мольберт с написанной картиной, много стоек с CD.
На стене рядом с креслом маркером зелёного цвета написано:" Что хочешь ты? "Стоит подумать и сразу получаешь ответ на любой вопрос. Что бы не забыть, это надо написать и что бы надпись была в поле зрения. Другая надпись написана красным: "Завтра значит никогда!" Прекрасно и по-гречески и по-русски. Не каждый может ответить на вопрос, что хочешь ты? Надо быть готовым, собранным. Это как:" Для чего ты живёшь?" И уж не каждый понимает, что завтра не существует. Да и вчерашний день безвозвратно ушёл. И хорошо что так, нельзя жить прошлым и в прошлом. Сколько лет он прожил впустую, не зная, чего хочет. Легче было ответить на вопрос, чего он не хочет. Не хотелось скуки, плохой погоды, бессмысленной работы, посещения казённых домов, общения с дураками.
Кем он хотел бы быть? Каким? Подкатить к дому возлюбленной на иномарке, участником рок-группы, лихим, удачливым, красивым, ярким! Да, хотелось! На самом деле возлюбленной уже не было, небыло, не было группы, иномарки тоже. Были ковбойские сапоги, джинсы, рубашка в клетку, всё настоящее, оттуда, где люди свободны. Женщины оборачивались вслед, принимали за иностранца. А он и был иностранец. Весь в тумане идеализма, вне реальности. Ну почему он такой мечтатель, почему о людях судит по себе,
почему открыт? Он тогда ещё не знал закона иерархий. Мать предупреждала: Осторожно!
И Вероника предостерегала:Ты слишком открыт, незащищён, смотри,закройся, а то попрут к тебе, сил не хватит отбиваться. А они всё лезли, лезли в его личное пространство, в его интимную зону. Такой обаятельный (" Крыса" его знак-обаятельна)
и такой интересный собеседник и рассказчик. Учтите, он представитель ещё одного знака
" Козерог." Хотите побороться с " Козерогом," навязать ему свою волю, идеи? Кто хочет
победить, переспорить " Козерога," с его упрямством, самодостаточностью, пожгут в своих баках огромное количество топлива и ничего не получат, не добьются. Вот так и всю жизнь: мужикам что-то надо, лезут со своей лживой дружбой. Тётушки спекулируют словом "любовь," А где она , эта любовь? Что-то не видно её грешную, и безгрешную,
бескорыстную, тоже не видно. И о Боге поговорить не с кем, ни с Унитрой, ни с Амалией
Первой, хотя нет, пожалуй, с Амалией Второй можно. Погоди, о Боге, наверное надо говорить с самим собой, и с Богом тоже один-на-один, но, понятно, молча, не вслух,
он ещё не сошёл с ума, как многие здесь, и не только здесь. А когда у тебя есть стержень-хорошо, поднимай тему выше! Ещё выше! Не объединяйся не с теми, не пей с ними водку, не трахай пустую породу! Не забывай, культурное пространство ещё существует, информативный голод можно утолить! Только не переедай!

Временами можно общаться с Е.Уланской. Безупречная, всегда элегантрая, и родилась
рядом, в Уланском переулке, он в Даевом. Сретенка! Натуральная блондинка, иногда производит безликое впечатление, пока не раскроет сочащуюся блеском французской помады, пасть. Держит класс-никогда не была навязчивой, тактична. Воспитание!
Вот с ней можно поточить лезвие остроумия. Да, у них игры ума. Не со всеми так поговоришь, Не дай Бог упасть с ней в койку, сразу пропадёт редкая дружба с этой аристократичной особой. Она как-то шепнула, провокационно:-Пора бы нам…
Но стоит этому случиться-прощайте десятилетние взаимолояльные отношения с Элен.
Сколько раз они выручали друг друга? С кем пить кофе, хвалиться, слушать CD?
Кого спрашивать:-Элен, зачем Ангелам крылья? Кто ответит как она:-Зачем фантому контур?
Я даже не скажу, что она ему ответила на другие вопросы. Я же, люблю вкус, стиль,изысканность, Уланской, её аристократизм. Многое готов простить ей за это, разумеется, кроме предательства, имей оно место.

Перехватываешь глоток свежего воздуха во время коротких встреч с Рамоном и Костасом. Один писатель, другой художник, как и я, правда мы разные, он сюрреалист, а
я абстрактных дел мастер, моё направление-inside art. Встречаемся, обсуждаем проблемы творчества, пьём вино, когда не за рулём.

Главное, поток творческого сознания, неважно, художественные это образы или литературные, графоманские. В голове часто крутится музыка, вспомнишь, кто это, и
безошибочно поставишь диск. Последнее время не хочется ставмть ничего, вернее хочется, но не знаешь что. Поставишь ансамбль " Тишина," и красишь, красишь или пишешь, пишешь, чаще ночью, часа в три или в четыре, начнешь, а к утру закончишь.
Хорошо также, когда не пишешь, читать в это же время. Этой ночью разбудила боль.
Хорошо что не зубная, позвоночник, наверное посылает сигнал нервам. Надо больше
ходить, двигаться… Все холсты исписаны, надо писать рассказы, пока идёт легко,
ясно в голове, идёт поток, есть настроение… Нельзя сдаваться! Ничего, он ещё покажет!
Надо биться до последнего.


Разорванность пространства свободы

Всё-таки полные женщины ему нравятся больше чем худые.Надо найти место, надо только найти место для своих картин. Они не для всех, только для таких же, для своих, кто понимает.
Ещё одно подтверждение,что идёшь правильным путём. Художник должен уметь ждать, художник должен уметь. Не надо спешить, техника наложения красок имеет свои законы.
Да, не любишь ты слишком худых тёток. А Алёна? Она скорее худая. Может в ней что-то есть?
Не страшная и не красивая, средняя. Вроде женщина, но вроде женщина, ну, вроде впереди ещё одно разочарование. В общем-то он уже разочарован. Такая навязчивая, что ей надо?
Цель всегда материальна, они все хотят что-то урвать! Замуж хотят! Каким надо быть идиотом, что бы жениться на них! Он не Сальвадор, Гала ему не нужна. Когда он видит тонкие ручки, ножки, отсутствие задницы, плоскую грудь ему становится плохо, даже подташнивает. А они считают себя изящными, например учительница русского языка и литературы Таня. Когда женщина "в теле" кокетничает: мне надо похудеть килограммов на пять, он поддакивает, думая: да тебе ещё бы десять набрать, тогда будет хорошо, полная гармония. Но вот начинает доставать непроходимая тупость пополам с деревенской хитростью и не знаешь куда бежать от них. Вообще, лучшая это другая. А изобразительное искусство то материал, это холст, натянутый на подрамник, краски, это лаки, способ наложения. Прочь иллюзии! Пусть всё будет конкретнее, буквальнее. Для такого мечтательного эгоиста и фанатика как он. Такая же чернуха, но только белая!
Достала суета сует, неустроенность, как всегда имеющая материальную основу. Надо выходить на реализацию всего им сделанного…

Квартира была заставлена, завалена, забита под завязку, барахло наступало на жизненное пространство и кажется, начинало одерживать победу. Невозможно пробраться к большому шкафу, что бы достать рубашку, куртку, выходные джинсы и ботинки. Приходится ходить в том, до чего можно добраться, что лежит в комоде, к которому легче пролезть. Застиранные в ничто футболки, любимые пропиленные насквозь WRANGLER, TIMBERLAND BOOTS, купленные на последний гонорар, кроссовки ECCO, стоящие в обувнице в коридоре и практически не снимаемые… С ранних лет он любил всё качественное, когда подфарцовывал с Федькой или с Биллом. Было весело, азартно, душевно…

Не добравшись однажды до шкафа, проход к которому был закрыт детской складной коляской, вентилятором на длинной ноге, раскладушкой и какими-то коробками с непонятно чем, в отчаянии,
граничившим с бешенством он побежал на рынок и купил рубашку, якобы WRANGLER, голубую в мелкую синюю полоску и футболку небесно-голубого цвета. Задыхаясь от нехватки пространства он понимал, что ничего не может изменить. Удивительно, как в этой ситуации удавалось писать довольно-таки большие картины. Живопись была главным в его жизни, особенно последние годы.
Хватило бы только холстов, красок, кистей.Впрочем красок было достаточно, они были родом из другой жизни, прошлой эпохи, они стояли в коробках в подсобке, на фрагментах оставшейся мебели и просто на полу. И картины, ранние, небольшого размера, побывавшие на выставках и те, которые он никому не показывал, и последние работы, большие, не влезавшие в машину среднего класса. Многие были написаны мастихином, он давно освоил эту технику, то мастихином, то тряпкой, то зубной щёткой,ладонью, пальцами.Запах свежего холста,красок, приводит в состояние
опьянения. Это самое лучшее, творческий процесс, самовыражение.

Наступил Июнь. Он ушёл, растворился в лете, сбежал от жизни. И что это за жизнь?
Бродя по лесопарку, чувствуешь: вот это и есть жизнь, настоящая. Повседневная суета
раздражает, бесит своей бессмысленностью. В чём смысл существования сегодня?
Общение с природой, чувство свободы, создание произведений, концепция. При этом нужна энергия, сила, относительное здоровье, что бы ничего не болело, не беспокоило, сосредоточенность Но главное: мир и покой в душе. Как этого достичь? Всю жизнь достигаешь и теряешь, поднимаешься наверх, силишься удержаться на высоте и обречённо скатываешься вниз…

Хорошо находиться в потоке энергии, жизненной силы, тут свобода, уверенность в каждом движении, жесте, сознание осмысленности бытия, причастность к Демиургу, творцу мира. Когда теряется смысл существования, или его не было и нет вовсе, сознание начинает цепляться за разные мелочи, бытовые неурядицы, мелкие конфликты, и что самое мерзкое, воспоминание о них. Изживать немедленно, выжигать калёным железом! Всё это возвращается, повторяется сотни раз. Надо найти, вновь обрести смысл жизни. Подумать о приятном. Женщины, да, они бывают красивы, приятны, соблазнительны, некоторые из них-сладкие. Правда большей частью
кисло-сладкие, со своими проблемами, заморочками… Взвесь на внутренних весах: что важнее, то или это, воспоминания о несуществующем, жизнь в прошлом или здесь и сейчас. Главное должно перевешивать всегда. Стоит переключить своё внимание на всякую недостойную мелочь, которая таки липнет к тебе и они сожрут твой мозг, выпьют твою кровь, намотают на свои ржавые катушки твои воспалённые нервы. Общение-важнейшая потребность, но надо общаться с достойными или полезными. Часто это одно и тоже. Захочешь поговорить, выпить вина или кофе,
но не с кем, пей один. Как считали древние: человек, когда ест или пьёт, открыт. Кому? Хронофагам? Так что: не пей с врагами, не ешь с врагами. Я бы ещё добавил: не спи с врагами!

В одиночестве есть определённый аристократизм. Тысячами ходят толпы животных и двуногих.
А, быть одному, с комфортом, психологическим и бытовым, с CD, книгами, в галереях, с прогулками по морскому берегу, по лесу, это великолепно! Хорошо так же покупать в солидных магазинах дорогую обувь, одежду и швейцарские часы...


Убить Чёрного

Как же сделать это? Что бы никто не доказал вину. Нужно алиби, пусть сомнительное, шаткое, но алиби. А так, единственный подозреваемый -он, больше никого нет. Правда, на него не подумаешь: профессорского вида, интеллигентный с седой бородкой, мягкий, вежливый, с соседями всегда поздоровается, придержит дверь. С женщинами:-Вы прекрасно выглядите!
Язык не отсохнет, а им приятно, они это любят.Его имидж профессора складывался годами. И это правда, он такой. А в кармане нож…

Почему-то всегда находятся свидетели: кто-то что-то видел что-то слышал. Ощущение, что за тобой кто-то наблюдает. Потом выясняется: кто-то видел машину, подъехавшую к дому, как переносились картины из подъезда, как привёз их обратно после окончания выставки. Как он провожал жнщину в шесть утра, во что она была одета, как они обнялись на прощание и она поймала машину и уехала. Как он в другой раз вышел из дома, одетый не так как обычно, когда гуляет с собакой или идёт в магазин, в какую сторону он пошёл. Весь дом смотрит из окон, следит за ним. Особенно эти вороны-тётушки, не живущие своей жизнью, но живущие жизнью других, тупо глядя из окна или вперившись в экран голубого друга-телевизора.

Как же убрать эту мразь, отравляющую его существование последнее время? Чужими руками?
Заказать? Нужны деньги и связи. Своим? Стыдно. Уважать не станут. Как же он не может
разобраться с каким-то ничтожеством? Можно было бы ментам заказать, но сейчас не то время.
Да и стремновато тоже. Главное самому хочется, ведь всю жизнь вот такое быдло гадило, хамило.
Может Боженька их и наказал после, но он лично этого не видел. Он отлично понимает, что всю эту мразь не поубиваешь, не передавишь, уж больно их много. Размежеваться бы, но как?
За границу свалить? Это не единственный повод к отъезду. Денег нет, он ещё не заработал. Удастся ли? Бывают элитные дома в элитных районах…

Когда же идёшь на это? Когда деться некуда. Припёрли к стене, достаёшь выкидуху, нажимаешь кнопку и вперёд. Такое уже было, пришлось потом подёргаться. Но это на улице.
А на этаже, в подъезде опасно. Обычно это делают в безлюдном месте, ночью. В лифте-максимум риска. В глазах следствия:бытовуха. Да, у себя на этаже-невозможно, слишком много улик.
Потом,надо куда-то деть труп. Тащить по лестничной клетке, на лестницу или в лифт дохлятину, оставляющую кровавый след? Куда деть нож? Запрятать дома, в подсобке, предварительно стерев тряпкой отпечатки пальцев, тщательно вымыть кровь. Или выбежать из дома, чтобы тебя все видели, проехать несколько остановок, найти место, где никто не найдёт этот кусок железа.
Если фомкой- то же самое, только она ещё больше чем нож. Кирпичём по башке? Надо найти кирпич, потом как-то подобраться с ним в руке и звездануть? Хорошо бы ломом, ломом можно с одного удара уделать. Вот если бы из пистолета? Нет, ещё хуже: звуки выстрелов, гильзы на полу. Кто-то увидит, услышит.На кого подумают? На соседей. Кто соседи? Коля-запойный, еврейская семейка, их и не видно никогда, и он, всё время в квартире, только с псом погуляет и домой. И все зто знают. И ментам расскажут. Все версии ведут к нему. Да и пистолет где взять?
Денег на него нет.

Несколько лет тому назад он убрал одного. Без ножа, лома, бейсбольной биты. Ритуалом. Он подействовал не сразу. Потом были неприятности. В астральном мире. В виде кармических узелков, этопривело к следующим неприятностям. Назовём их испытаниями. Лучше бы их не было.
Пришлось развязывать. А ведь, чувствовал: не надо, нельзя, лажа будет! И всё равно отвёл душу, шарахнув по подонку. И вот так всегда, один поступок порождает другие, один за другим . Баба Маша рекомендовала "недеяние." И была права, старая целительница.
Что бы удержаться от мести, надо читать молитвы круглые сутки. Тяжело. Чёрные пытаются сбить с дороги. Можно держать баланс, но через какое-то время опять приходишь к этому состоянию.

Саша Чёрный, среднего роста, глаза серые, волосы непонятного цвета с проседью. Родом из-под Брянска, это место кишит пьянью и рванью. Он его ровесник. Между ними пропасть. Единственное, что у них общего-он живёт в соседней квартире. Запойный, работает под доброго простака, из-под пьяного бреда прорывается неприкрытое зло, раздражение. От пьянки?
Может быть. Но не только. Постоянно пытается вывести любого на свой уровень, как-то зацепить обидным словом. Временами из квартиры слышны крики, шум, грохот. Потом выясняется: это он за женой с топором гоняется. Как-то приехала милиция, ничего не сделали, составили акт и уехали.
И всё! На улице он часто цепляется к прохожим. Ну, у нас не все люди интеллигентные. Несколько раз его метелили в кровь. Но пьяного не убьёшь: мышцы расслаблены, он, даже упав не может сломать ни руки ни ноги. Когда выходит из запоя, меняется. Нормально одет, не пристаёт с разговорами, больше молчит. Они, когда не пьют-роботы, когда пьют- свиньи.

По телевизору часто показывают бытовуху: два алкаша пили на кухне, потом, не разделив водку или ни с того-ни с сего кухонным ножом в печень шарах! Тут же менты, скорая и истошный бабский крик:-Человека убили!

Сплошное быдло, алкашня, придурки. И из-за этой нечисти его могут посадить. Это не выход. Сам сдохнет от белой горячки, как и все они. Но когда? Все под Богом ходим, рано или поздно всем конец. Ему-то свою программу надо выполнить. Побольше написать, напечатать, выставиться.
А Чёрный? Всё равно его зароют, может раньше, может позже. Писателю есть о чём подумать кроме этого. Надо расширять сознание, идти вперёд.


СТИХИ

Радужный вечер

Золотистые блики бегут по реке
Предзакатное солнце вечер держит в руке
Погружаясь в прохладу изумрудной воды
Обо всем забываю, оставляя мечты.
Сверху ласково смотрит судеб всех Господин
В этот радужный вечер я так счастлив – один.

Медитация ЯН

Позитив – свет, негатив – тьма
Давайте отключим силы ума
Преодолеет страх, чуть дыша,
Быстро поскачет всадник – душа
Медитация вкусна как еда.
Ты – моя цель, ты маячишь всегда
Тело сверкнуло источником света
Можно любить тебя и за это
На землю спустился, мне хорошо,
Оделся, шнурки завязал и ушел.

Медитация ИНЬ

Вижу сквозь одежду тело твое.
Фиолетово-красным, серебристым как дым,
медитативно-пустым
И вдруг: женски-опасным,
оранжевым, страстным.
И всегда: нежно-розовым, золотистым,
Но и темно-синим густым.